Тонкая ткань

- Давай зайдем сюда? А? Я понимаю, что пришли только, чтобы поглядеть на нашего старика Слая… Но, плиз? А?

Миша стоял и поглядывал на меня совершенно непорядочным взглядом. Холод щекотал под кофтой вместе с дуновением сильного ветра. Как-то странно было застыть сейчас здесь, на маленькой площади между двумя большими дверьми — одна в кинотеатр, где шла очередная кавер-версия на надежды нашего детства, а другая — в торговый центр. Прохожие не обращали внимания… Разве только девчонки пробегали и оглядывали оценивающим и неодобрительным взглядом двух взрослых парней: один в свитере и джинсах, небритый, непричесанный, а другой — при галстуке и в костюмчике от неизвестной, но явно приличной марки. Мажор, но с большой бутылкой пива в руке.

Наступала осень. На их щеках уже появлялся румянец от холода. И это было им прощением за столь негожее внимание ко мне и Мишане. Я же в своей странной позе никак не мог понять, почему вдруг его потянуло в торговый центр. Человек дожил до своих тридцати и вообще не интересовался миром консьюмеризма. А тут на тебе — тянет! Упрашивает. Я подвис. Ненадолго.

— Хорошо-хорошо. Только не понимаю, чего тебя сюда-то потянуло? Ты же никогда вещами-то не интересовался? Зачем тебе?

— Покажу. Думаю, ты меня должен понять. Знаешь же куда больше меня, чем, возможно, я сам. Уж лет двадцать дружим, и ты все со стороны на меня смотришь. Я тебе кое-что покажу, расскажу. А ты уж скажешь, свихнулся ли совсем. Или нет… — он загадочно улыбнулся. На миг. Потом брови опустились, огонек пропал на секунду, и казалось погрузился в такие глубины себя, что еще чуть-чуть и бросайся —  спасай.

Двери открылись, теплый воздух окутал нас сверху, мы оказались внутри большого и сверкающего царства мрамора, света, джаза и улыбок продавцов.

Миша зашел следом за мной — искал урну — выбросить пиво. Не принято, и он как послушный мальчик не нарушил указания на воротах в царство Меркурия. Мы стояли на первом этаже в большом просторном палаццо под куполом.

— Второй этаж, второй этаж, иди за мной, — и заспешил к эскалатору. Я за ним. Увидел вывеску магазина женского белья — «МиМи» — и понеслось… Слово за слово и мы стали опять вспоминать восьмой класс и учительницу французского. Боже, думала ли она, что вокруг нее стая прыщавых юнцов, раздевающих ее взглядами и превращающих класс во все что угодно, только не в зубрежку неправильных глаголов? Конечно, нет. Не думала. А вот у нас тогда были одинаковые мысли… Но узнали мы об этом уже лет в двадцать. Да и то случайно.

— Давай зайдем в «МиМи»? — спросил меня и даже не стал дожидаться ответа. Просто пошел.

— Здрасте, — произнес по обыкновению и сразу к сорочкам.

«Ух ты, чего это он вдруг?» — я-то знал его и правда давно, и понимал, что для него это что ни на есть подвиг. Ведь этот тридцателетний детина сейчас все равно что отрок пятнадцати лет от роду. Он до сих пор не прикасался ни к одной настоящей женщине.

В магазине было просторно. Ряды дизайнерской женской одежды. Посетительницы в разных углах. Мишка поглядел по сторонам, будто выбирал что-то для несуществующей жены и пошел уверенной поступью к шкафам с блузами. Я за ним.

— Миш, чего мы здесь делаем?

— Сейчас, вот, — и протянул ко мне рубашку бежего, кремового цвета, — попробуй, прикоснись, как тебе материал?

Хорошо. Я потрогал тонкую ткань. На кончиках пальцев отразилось ощущение мягкости, нежности и чуть-чуть холода — ведь было прохладно. Но холод этот был ответом, как будто девушка говорила: «Нет».

— И? Мы ради этого сюда?

— Ага. Чтобы прикоснуться…

— К рубашке? К бежевой рубашке? В магазине «МиМи»?

— Ага… Но только… Только представь! Представь, что она правда сюда зашла, вот прям сейчас, и взяла ее, эту рубашку, и пошла в примерочную, и там… там надела ее на себя! А мы ведь ее трогали! Сейчас! Представил?

Фантазия-то у меня будь здоров. Но мой взгляд явно демонстрировал непонимание его слов.

— Хорошо. Давай сюда, — и исчез где-то в глубине полок.

— Ты где?

— Здесь!

Я за ним. Ощущение легкости и нежности материи не покидало мои пальцы и мысли. Это были приятные впечатления, признаюсь.

— Упс!

— Ага!

Мы стояли перед полками с нижним бельем. Благо нас никто не видел: магазин был устроен так, что другие заслоняли нас от случайных взглядов прохожих. Мишка подумал, он явно выбирал, и взял две чашечки.

— На.

— ?

— Ага, бери!

— Зачем?

— Возьми.

Взял.

— И?

— Потрогай.

— Мягко. Странно.

— А вот теперь. Представь. Вот сейчас, это просто вещь. В магазине. Лежит. Сейчас. А ведь через час это будет чей-то вещью. Вещью девчонки. А еще. Представь, что сейчас там не твои пальцы, а ее сосок… Грудь. Представил? Попробуй поймать себя на этой мысли…

— Парень! Ты спятил.

— Я? Ты чего! Вообще нет! Меня волнует само ощущение… Вот!

Он протянул мне темные трусики в кружевах с соседней полки.

— Возьми. А теперь… представь. Через пару дней…

Я люблю своего друга? Да, очень. Могу простить? Прощаю. Вот смогут ли будущие «жертвы»? Ведь у него до сих пор не было женщины…

2 комментария к “Тонкая ткань

Оставить ответ к mr. Klaff Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *