Selfmade in Japan

Мураками, Хисаиси, Китано, Синкай, грустный джаз и осень.

Дождь бьет мне в стекло. Я слушаю фортепьяно. Музыка разливается по комнате вместе со скрипками. И капли, словно звуки мелодии. Размеренные, неторопливые. Печаль имеет свойство быть всеобъемлющей и полной. Она накрывает и терпеливо зарывается в секунды воспоминаний или часы фантазий. Зачастую в такие минуты повторяются картинки, образы ярких пейзажей: скалы в красных кленах, водопады в зеленой чаще, белоснежные макушки гор в грозовых облаках, неистовое море больших волн, заигрывающее с призрачным закатом.

Вижу часто одинокого самурая на краю холма. Он смотрит в долину. Ветер сильно захватывает гриву его коня, поднимает стяг. Слышно трепыхание полотна. Он сложил руки на груди. Внутри него тот же ветер, что и вокруг. Но не безумный, а смелый, гордый. Одинокий. Нет возможности ветру быть вместе. Он всегда одинок.

Человек-овца поселился далеко в горах. Знал, что его найдут даже там. Случай фантазии в поисках объяснения причины всечеловеческой потери друг друга. Соорудив мириады матриц культурных механизмов и символов, люди потеряли шанс обрести желанное со-бытие.

Средневековые рассказы Сенагон и современные манга Синкая. Они говорят об обреченности среди красоты природы и души. И такие сильные эмоции как любовь, смерть, они всегда вызывают трепет, который порождает понимание своего места в этом мире: среди друзей, врагов, читателей. Ничтожность свою перед этим великим и красивым. И здесь нельзя стремиться быть в гармонии, единым с Этим Величайшим Откровением. Здесь лишь стремление к полной остановке своей мысли поможет оказаться причастным. Растворение в невообразимом. Потеря своего Я в силе красоты. Печаль, что никогда не быть счастливым. Радость что всю жизнь будешь стремиться к счастью.

Я влюблен в очень отдаленное, полагаю не похожее на оригинал, восприятие этих красивых островов. У меня нет такого чувства к Китаю или Австралии, но к императорским садам Токио и древним монастырям Киото. Может быть привязанность в этой любви имеет основания в моих розовых облаках. Несбывшихся надеждах. В моей бесконечной рефлексии и глупом самокопании. Хотя… я тоже люблю поговорить с котом.

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *